Галерея

10/02.2011

Сейчас мы можем точно говорить об экономическом эффекте участия Украины в формировании Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном.


7 ответов

1. В чём главная проблема дискуссии вокруг участия Украины в процессах Евразийской интеграции.

Главная проблема у нас по этой тематике заключается в том, что, если сторонники интеграции Украины (Евразийское экономическое сообщество и Таможенный союз) оперируют цифрами, аргументами и академическими доводами, то противники в основном реагируют чисто эмоционально: говорят про цивилизационный выбор, про европейский вектор, не объясняя, что они при этом понимают. И нам бы хотелось, конечно, эти дискуссии перевести на язык цифр и экономических аргументов. А если уже говорить о цивилизационном выборе – то научный анализ и здесь не помешает. Ведь мы являемся частью одной цивилизации, об этом даже в Брюсселе никто не спорит.

2. Если говорить о векторе, то какой выгоден в экономическом плане?

Сейчас мы можем очень точно и основательно говорить об экономическом эффекте участия Украины в формировании Единого экономического пространства с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Эта тема для украинских экономистов знакома, поскольку Украина участвовала в процессе, когда только начиналось зарождение формата и структуры Единого экономического пространства. После оранжевых переворотов Украина вышла из этих переговоров.

Тот формат Единого экономического пространства, который мы на сегодня имеем, в значительной части вырос из тех изначальных идей, которые закладывались в это образование. Оно даёт нам общий рынок товаров, услуг, капитала и труда. То есть мы построили классический общий рынок на три государства. Этот общий рынок в основе своей имеет Таможенный союз, который означает беспрепятственное передвижение товаров на всей единой таможенной территории, где действует единый универсальный механизм таможенного регулирования, торгового регулирования, санитарного, ветеринарного, фитосанитарного контроля. В ближайшее время будет построен единый механизм технического регулирования.

Думаю, в течение двух лет мы выполним план по созданию всех технических регламентов Таможенного союза. А с января будущего года заработает рынок услуг, который включает в себя самые разнообразные услуги - не только торговлю, но и финансовые услуги, юридические, медицинские услуги и многие другие сферы деятельности, которые занимают в современных экономиках примерно половину валового продукта.

3. Каковы прогнозы развития общего рынка услуг за счёт объединения трёх стран?

Для начала, два слова о том, что мы имеем уже сейчас. Единая таможенная территория функционирует целый год как образование с общим таможенным тарифом и общей системой мер торгового регулирования. И уже полгода прошло после введения в действие Таможенного кодекса и отмены таможенного контроля по отношению товаров, произведенных внутри Таможенного союза или прошедших таможенную очистку. Соответственно, мы за эти полгода функционирования Таможенной территории получили к уровню 2009 года (мы меряем сентябрь-декабрь 2010 к сентябрю-декабрю 2009 года) все механизмы Таможенного союза в полном масштабе.

Мы имеем рост товарооборота примерно на 30%. При этом во взаимной торговле рост носит взрывной характер. Скажем, объём торговли Казахстана с Россией за этот период вырос в два раза, с Белоруссией - в полтора раза. Причём в большей степени речь идёт о поставке казахских товаров в Россию и белорусских в Россию. Вывоз из России идёт меньшими темпами, но в целом оборот взаимной торговли за полугодие работы Таможенного союза вырос примерно на одну треть.

Мы получили и рост импортных средств примерно на треть. Это очень хорошая динамика. И отрадно, что рост взаимной торговли идёт опережающими темпами, что означает: Единое экономическое пространство восстанавливается.

Особенно быстро идёт рост пограничной торговли, который бы сдерживался наличием таможенного контроля. И этот процесс будет продолжаться, поскольку многие предприятия только сейчас начинают понимать, какие это даёт преимущества. В частности, у нас идёт взаимное признание всех разрешительных документов. Это особенно важно для предприятий агропромышленного комплекса, поскольку санитарные, ветеринарные, фитосанитарные нормы являются главным барьером, который препятствует движению украинских товаров на российский рынок. В Таможенном союзе этот барьер снят. Снят по принципу взаимного признания разрешительных документов. То есть мы признаём документы разрешительных органов, которые действуют на всей Единой таможенной территории, в независимости от того, в каком государстве это разрешение было получено.

Если говорить о рынке услуг, он отличается от рынка товаров тем, что услуги физически не перемещаются. То есть они потребляются, как правило, по месту их оказания. Поэтому для рынка услуг эффект создания Единого экономического пространства труднее высчитать. Но, конечно, для участников рынка это очень существенный вопрос. Особенно это касается участия транспортных услуг, услуг, связанных с трудовыми ресурсами (здравоохранение, образование), юридические услуги. В общем-то, формирование общего рынка услуг идёт по пути предоставление предприятиям друг другом национального режима. То есть они не должны дискриминироваться по национальной принадлежности.

Очень важно, что в рамках Единого экономического пространства формируется общий энергетический рынок, что особенно существенно для украинской экономики, которая вынуждена импортировать энергоресурсы по сравнительно высоким ценам. В рамках Единого экономического пространства договорились, что торговля энергоносителями ведётся без ограничений, без экспортных и импортных пошлин, и в перспективе с 2015 года мы выйдем на режим равнодоходности цен на газ. Это означает, что формула ценообразования будет абсолютно одинаковой: что для российских потребителей, что для белорусских, что для казахстанских. Это себестоимость добычи, транспортировки плюс нормальная рентабельность, единая для всех потребителей. Мы уже сейчас движемся в этом направлении. 2015 год – дата завершения этого процесса.

4. То есть до конца 2015 года все эти страны будут получать газ по единой формуле?

Да, по единой формуле. И мы не будем каждый год подписывать контракты на межправительственном уровне. Создаётся общее транспортное пространство, в рамках которого действует принцип «недискриминации». То есть перевозчики трёх государств получают тариф, который не отличается для российских, казахстанских и белорусских перевозчиков, работающих на той или иной территории.

И очень важный момент: открывается рынок с труда и эмигранты пользуются всеми теми социальными правами, которыми пользуются граждане государства пребывания. И общий рынок капитала, который означает трансграничное привлечение капитала внутри Единого экономического пространства и создание национального режима для инвесторов без каких либо ограничений.

Эффект от Единого экономического пространства, согласно расчётам в десятилетней перспективе по модели межотраслевого баланса на четыре государства с участием Украины (поскольку Украина была участником процесса формирования Единого экономического пространства изначально, поэтому расчеты были с украинскими коллегами на общей модельной базе), обеспечит дополнительный прирост экономической активности от 15% до 17% валового продукта. В пересчёте на деньги, это означает примерно 700 миллиардов долларов дополнительного объёма производства товаров и услуг.

5. Как распределятся эти деньги и каким будет «выигрыш» для каждого государства?

Это пропорционально приходится на все четыре государства. В среднем, выигрыш для каждого государства – от 15% до 17% прироста валового продукта, причём для Украины – максимально. Ели бы Украина участвовала в этом процессе, то она получила бы относительно больше. Потому что Украина более зависима от энергетического рынка, она имеет очень важный транзитный капитал, который сегодня не может быть реализован в полной мере и самое главное – Украина специализируется на продукции с высокой добавленной стоимостью, особенно машиностроение, где очень высок удельный вес российской комплектации.

Скажем, в украинском машиностроении вес российской комплектации – это от 30% до 80% цены. Изготовление сложного изделия, когда оно производится в кооперации с большим количеством предприятий, волей неволей связано с многократным пересечением границ. При производстве авиадвигателей, например, границы пересекаются много раз, комплектация идёт от сотен предприятий. Каждое пересечение границы – это таможенное оформление, это издержки по времени. По оценкам транспортных организаций в рамках СНГ примерно половина временных затрат на транспортировку товара уходит на простой на границах.

- Колючая проволока, автоматчики, пятнистая форма, вышки… Всего этого может не быть?

Этого уже нет между Россией и Белоруссией. Нет между Россией и Казахстаном. Те, кто летает самолётом (скажем, рейс из Астаны в Москву), проходят без таможенного контроля. Но паспортный контроль есть. А с Белоруссией и паспортного контроля нет, потому что у нас союзное государство. С Казахстаном паспортный контроль пока остаётся, но у нас есть решение глав государств, которое определяет следующие шаги в области углубления интеграции, и оно содержит поручение проработать вопрос паспортно-визового контроля с его последующей отменой на внутренней границе.

6. Вы - активный научный деятель, причастный к российской и украинской академиям наук. Сотрудничают ли сейчас эти две колоссальные структуры и определяют ли будущее своих стран, как это было раньше?

Должен сказать, что Академия наук, к сожалению, никогда будущее страны не определяла: ни в советское время, ни в царское, ни в нынешнее. Академия наук работала у нас в той нише, которую власть ей отводила. И если советская власть в 70-80-е годы активно прибегала к помощи Академии наук, то это проявлялось в больших результатах в сфере научно-технического прогресса, космоса и прочее.

После распада Союза роль Академии наук везде резко упала. В некоторых республиках Академии вообще прекратили существовать как целостные организации - превратились в клубы, как в Казахстане. В России удалось сохранить Академию наук, но при этом её участие в подготовке экономических реформ было практически нулевым. Академия наук должна была выступать в роли постоянного критика, как интеллектуальная оппозиция. К сожалению, к этой критике больше прислушались китайские наблюдатели, которые очень здорово ловили идеи российских ученых и применяли у себя в Китае. И приглашали постоянно, и переводили книги. А у себя на родине – крайне редко удавалось добиться реализации каких-то идей, разработок в плане экономической политики. Но с точки зрения естественных наук, ситуация иная: там сохранилась линия взаимодействия «наука–производство». Мы видим хорошие результаты. И в рамках сотрудничества двух Академий по внутренним направлениям это сотрудничество эффективно развивается.

7. Когда рубль станет конвертируемой валютой?

Это зависит от договоренностей центральных банков. В Белоруссии рубль уже полноценная валюта, она является резервной валютой Национального банка Белоруссии. В рамках Таможенного союза на рубль приходится половина расчетов. Если брать расчёт в национальных валютах, то вес рубля - 90%. То есть рубль уже региональная валюта, и степень её дальнейшего распространения зависит исключительно от воли денежных регуляторов. Скажем, Национальный Банк Украины может тоже создать условия для расширения использования рубля и гривны в национальных расчётах. У нас есть общий инструмент - Межгосударственный банк СНГ. Если бы центральные банки СНГ дали Межгосударственный банку СНГ какой-то кредитный ресурс (мы его оцениваем примерно в 200 миллиардов рублей), то практически мы смогли бы перевести на три четверти оборотов внутри СНГ на национальную валюту. И рубль, думаю, играл бы там доминирующую роль.