Галерея

25/01.2012

Слабость христианства в том, что многие христиане в действительности таковыми не являются.


 
Интервью для интернет-портала "Хвиля". Фото А.Герасимова.    

7 ответов.

1. О подготовке к 8-му Вселенскому Собору.

Во-первых, мы не говорим о 8-ом Вселенском Соборе, мы говорим о Всеправославном Соборе. Ещё в 11-ом веке произошло разделение между христианским западом и христианским востоком, поэтому, в строгом смысле слова «Вселенского» Собора быть не может до тех пор, пока не будет преодолено это разделение. Поэтому мы более скромно называем этот Собор Святым и Великим Собором Православной церкви.

Во-вторых, с нашей точки зрения, Вселенских Соборов не было уже с 8-го века. И всех православных соборов тоже не было. Созывались какие-то межправославные встречи по разным поводам, но такого события, когда бы все поместные православные церкви собрались бы вместе и единым голосом провозгласили бы какие-то истины или дали ответы на какие-то вопросы, такого события не было в истории. И в этом отношении, конечно, такой собор, если он состоится, он будет беспрецедентным событием в истории православной церкви.

Почему важно и полезно такое событие. Потому что, прежде всего, оно помогло бы нашим архиереям и нашим верующим глубже осознать тот факт, что несмотря ни на какие разделения, мы все принадлежим к единой православной церкви. К сожалению, люди знают только своего батюшку, знают своего архиерея, но не осознают, что их поместная церковь является лишь одной из составляющих мировое православие. То есть даже если на этом соборе не будет сказано ничего интересного и дельного, просто сам факт присутствия архиереев из разных православных церквей в одном месте, тот факт, что они обсуждают общие вопросы, это уже будет знаменательным событием.

Если говорить о повестке дня, то она была сформулирована довольно давно. Процесс подготовки начался ещё в 61-ом году. Тогда же был сформулирован каталог тем Поместного Собора. Эти темы, в основном, имеют технический, с точки зрения обывателя, характер: каков статус церковной автономии, в чём важность соблюдения постов, каково отношение православной церкви к другим христианским конфессиям. По этим важным вопросам должна быть сформулирована общая позиция православных церквей. И, надо сказать, что подготовка идёт непросто. Какие-то вопросы были обсуждены на подготовительном уровне и даже были подготовлены тексты. Но с тех пор прошло столько времени, что ситуация изменилась, и теперь все эти тексты надо переписывать.

Собор может состояться в ближайшие годы, если между церквями будет достигнут консенсус о том, что его надо проводить несмотря на имеющиеся разногласия, несмотря на то, что некоторые тексты нуждаются в доработке. Но самое важное, это то, что такой Собор должен стать фактором единства, а не фактором разделения. И вот это должно стать понятно на подготовительном уровне. То есть если мы при подготовке этого Собора поймём, что мы сможем его провести к общему благу всех церквей, тогда его надо проводить. Если мы почувствуем, что на этом Соборе могут всплыть какие-то разделения, которые не преодолены на подготовительном уровне, тогда лучше его не проводить, лучше готовить до тех пор, пока станет ясно, что мы можем собраться вместе и сказать единым голосом что-то современному миру, что этот Собор всем принесёт пользу.

2. О христианофобии в мире (Египет, Нигерия, Сирия, Индия, Пакистан).

Я считаю, что масштабы этой проблемы очень велики, потому что буквально каждый день или каждый час в разных странах мира убивают христиан за веру. И, к сожалению, этот феномен недооценивается, он замалчивается, и на него не обращают внимания политики, он вообще не является темой международных отношений.

А между тем, эта проблема должна бы учитываться в двусторонних отношениях между разными странами, например, если одна из стран западного мира вступает в какие-то отношения с государством, где нарушаются права христиан. Евросоюз в своих резолюциях прошлого года предлагал также увязывать экономическую помощь, политическую поддержку странам с требованием гарантий для христианских меньшинств, если они подвергаются гонениям и дискриминации.

И здесь даже не совсем правильно говорить о христианофобии, потому что фобия – это некая боязнь. А речь идёт не о фобии, а о целенаправленной политике преследования христиан, направленной на их вытеснение из тех регионов, где сегодня преобладают представители других религий, в частности, ислама и индуизма, и где, тем не менее, христиане жили на протяжении веков. Многие из этих территорий вообще являются исконно христианскими землями.

"Человек перед Богом", фильм 8.
Автор и ведущий - митрополит Иларион.


3. Об исламизации Европы.


Увеличение количества мусульман в Европе является реальным процессом. Это связано с тем, что в мусульманских семьях много детей и с тем, что мусульмане серьёзно относятся к своим семейным и супружеским обязанностям, чего нельзя, к сожалению, сказать о многих христианах. В своей основе семейная этика у христианства и мусульманства одинакова. И та, и другая религия призывает к тому, чтобы люди создавали семьи, призывают к супружеской верности, считают недопустимым аборт и контрацепцию, и считают, что рождение и воспитание детей, причём не такого количества детей, которое запланировано супругами, а такого, какое запланировано богом, является благословлением божьим для семьи. И вот в мусульманской среде это традиционное представление о семье, в том числе многодетной, как о благословлении божьем, сохраняется. А во многих христианских семьях или семьях людей, которые считают себя христианами, такое представление утрачено.

4. О влиянии педофильских скандалов на репутацию церкви.

К сожалению, журналисты очень часто обращают внимание только на негативные стороны жизни церкви и совершенно замалчивают весь тот огромный позитив, который связан с присутствием христианства в жизни людей в западных странах.

Безусловно, педофилия – тяжелейший грех, за который виновники должны нести уголовное наказание. Но ведь сейчас создаётся такая ситуация, что нередко этим обвинениям подвергаются священнослужители, которые, может быть, совсем и не виновны, просто люди нашли способ заработать на этом деньги: утверждают, что 30 или 50 лет назад к ним кто-то приставал, зная, что доказать это сейчас невозможно. Поэтому подлинные масштабы этой трагедии мы не знаем, и это действительно трагедия для церкви.

Для католической церкви проблема в некоторой степени связана с тем, что там существует обязательный целибат для духовенства, и в этом смысле обстановка в православных церквях более здоровая, потому что те люди, которые хотят быть священниками и при этом создать семью, имеют для этого все возможности в православной церкви. У нас собственно монахами становятся только те люди, которые имеют особое призвание к одинокой монашеской жизни. А в католической церкви священство связано с целибатом. И этот обязательный целибат, к сожалению, имеет печальную оборотную сторону, которая заключается в том, что некоторые представители католического духовенства, будучи не в силах сдержать свои сексуальные инстинкты, совершают тяжкие преступления.

 
Интервью для программы "Час интервью" (5 канал). Фото А.Герасимова.    
5. Об аресте архимандрита Ефрема Афонского.

Вы знаете, очень странное создаётся впечатление. Я бы не хотел подвергать сомнению компетентность греческого правосудия, это не наше дело судить о том, о чём должны судить компетентные органы.

Но вот что вызывает настороженность, сомнение и даже негодование у многих представителей православной общественности, так это то, что за тюремной решёткой оказался человек, которому не предъявлено обвинение, вина которого ещё не доказана. Что значит заключение под стражу в качестве досудебной меры? Оно применяется, как правило, к людям, опасным для общества, например, к педофилам или там убийцам. А тут вина ещё не доказана, но человек уже сидит в тюрьме. И в данном случае речь идёт об очень уважаемом человеке, о духовнике, об Афонском монахе, который, если бы уж на то пошло, мог бы находиться под домашним арестом у себя в монастыре – он никуда оттуда не сбежит, он не может там совершить ничего, что нанесло бы какой-либо ущерб. Поэтому не понятно, почему такая мера пресечения избрана в отношении этого уважаемого и, добавлю, тяжелобольного человека.

Кроме того, не понятно, если речь идёт о сделке, которая нанесла ущерб греческому государству, почему за неё не несут ответственность люди, которые её заключали со стороны греческого государства? Разве это была не их ответственность - защищать интересы государства? Разве не эти министры, которые сегодня гуляют на свободе и которые в своё время подписывали документы, если это действительно имело место, должны нести ответственность? Почему вся ответственность возлагается на монаха, который, прежде всего, думал об интересах церкви и интересах своего монастыря?

Здесь очень много вопросов, на которые никто пока не дал ни одного ответа. И вот создаётся впечатление, что вся эта компания – часть какого-то плана по дискредитации церкви, плана, связанного с чьим-то желанием представить церковь как коррумпированный институт в эпоху экономического кризиса и, может быть, использовать скандал для того, чтобы лишить церковь тех субсидий, которые она получает от государства. Сейчас уже многие забыли, что православное духовенство Греции находится на содержании у государства потому, что в своё время церковь добровольно отдала государству свои земли. То есть субсидии - это результат неких договорённостей, заключённых почти 90 лет назад. Об этих договорённостях теперь некоторые забывают и говорят, что раз экономический финансовый кризис, раз не хватает денег, то надо нанести удар по церкви, чтобы церковь была на самофинансировании. Но если так, то возвращайте собственность.

6. Об отношении церкви к протестам в России и посредничестве между народом и властью.

Святейший Патриарх высказался, что если такие протесты существуют, то это значит, что власть должна корректировать свою линию. Я думаю, что это ясный посыл, ясный сигнал, который обращён и к тем, кто вышел на демонстрации, и к власти. То есть можно говорить о том, что церковь уже выступила своего рода посредником между людьми, которые проявляют своё недовольство, и властью. И я думаю, что если эта конфликтная ситуация будет продолжаться и развиваться, то церкви придётся ещё не раз и не два выступать в качестве посредника. Вплоть до того, что ей придётся сажать за стол переговоров враждующие стороны, как это уже было в 93-ем году, когда был острый конфликт между президентом и парламентом. Переговоры, правда, не привели к желаемой цели, но они состоялись! И, наверное, градус напряжённости был бы ещё больше, если бы этих переговоров не было. Возможно, крови пролилось бы больше. Возможно, была бы гражданская война.

Церковь поддерживает власть тогда, когда власть основывает свою деятельность на позициях, по крайней мере, близких к церковному мировоззрению и к тому духовно-нравственному коду, который на протяжении веков исповедуется церковью. Но если государство вызывает какие-либо действия, которые противоречат христианскому учению, то церковь может использовать разные способы сопротивления, вплоть до призыва к мирному гражданскому неповиновению.

"Человек перед Богом", фильм 6.
Автор и ведущий - митрополит Иларион.



7. О возможностях преодоления религиозного раскола на Украине.


Всегда остаётся надежда на преодоление раскола, но, конечно, чем дольше эта ситуация продолжается, тем становится труднее найти пути к взаимопониманию. Потому что первое поколение раскольников, это, как правило, те люди, которые были членами канонической церкви, они помнят и знают, что такое быть в канонической церкви.

Вот я общался с одним из высших иерархов так называемого Киевского патриархата, ныне уже покойным, который был рукоположен в канонической церкви. Он прямо говорил: «Я понимаю, что у нас церкви нет, я это чувствую, я это знаю, и я каждый день себя кляну за то, что в своё время проявил малодушие и уклонился в раскол». Вот это чувство присутствует у многих из тех, кто помнит своё собственное бытие в канонической церкви.

А вот если говорить о более молодом поколении епископата, духовенства и мирян, то многие из них были крещены и воспитаны уже в расколе, и они совершенно не сознают того, что раскол это раскол. Ведь создана целая идеология, которая постоянно озвучивается лидерами раскола о том, что нас не признают – ну ничего страшного, были же случаи, когда и другие церкви не признавали, а потом их признали, вот так и нас признают со временем. Этот самообман и позволяет раскольникам держаться на плаву.

Я думаю, всё-таки, здравый разум рано или поздно восторжествует, и что люди, как это уже сейчас происходит, будут возвращаться в лоно канонической церкви. И тут очень важно, чтобы процесс возвращения был максимально безболезненным, чтобы он не был сопряжён с каким-то унижением. Наоборот, чтобы каждое возвращение из раскола было праздником. Я думаю, что каноническая церковь сделает всё, чтобы максимально облегчить тем людям, которые хотят воссоединиться с церковью, путь к церковному единству.