Галерея

12/07.2012

Наш кинорынок захвачен голливудскими мэйджорами, и его придётся отвоёвывать.

 Закрытый клубный показ к/ф "Матч".

7 ответов.

1…об истоках упадка отечественной актёрской школы.

У нас целиком была разрушена сфера кинематографа. 90-е годы были полностью провальные. Фактически исчезла сфера деятельности, и она до сих пор не восстановилась. Что-то возрождаться начало только в 2000-е. И сегодня российский кинематограф – сфера отдельных успешных проектов. Ну нет у нас сейчас такой сферы деятельности – кинематографической! А когда нет сферы деятельности, говорить о том, что мы имеем актёрские ансамбли, как это было в советское время, не приходится. Крайне трудно найти актёра на главную мужскую роль. А с безупречными женскими артистками ситуация ещё хуже. Нет кинематографической практики должного объёма, нет актёрской конкуренции. Актёрская школа сведена до школы сериала, а театральная – во многом до школы антрепризы. Всё довольно сильно деградировало.

Поэтому ответ простой: к сожалению, на территории Украины и на территории России последние 20-25 лет – а это, извините, время, очень большой отрезок! – ведущим социокультурным процессом является деградация. Деградирует всё, все структуры. Мы не можем сказать, что у нас из системных вещей стало круче, чем было, допустим, до распада Советского Союза. Это не потому, что я сильно люблю Советский Союз, дело не в том, как я к нему отношусь! Дело в том, что есть некая объективная картина. Образование у нас деградирует. Культура у нас деградирует. Внутри неё деградируют кинематограф и театр, каждый по-своему. Медицинская система наша деградирует. То, что совершаются попытки – с одной стороны как-то остановить, а с другой стороны заложить какие-то элементы развития – они пока не носят системного характера, способного это всё переломить.

Например, в кинематографе создали Фонд кино, начали как-то поддерживать студии-производителей. Это лучше, чем было. Но этого не достаточно. Нужно системное действие: в законодательной сфере, в сфере проката, в сфере подготовки кадров. Фактически, есть государственная задача: по-новому спроектировать кинематографическую отрасль при чудовищном давлении внешнего рынка. Наш кинорынок захвачен, в нашем прокате почти нет места российскому кино. И его придётся отвоёвывать. Но столкнуться с голливудскими мэйджорами* – это не так просто.  

2… о западном кинорынке и его прибылях.

Приведу пример. Американский кинематограф спроектирован как культурная отрасль, он поддерживается в таком состоянии, к этому прилагает огромные усилия государство. У нас полно всяких либеральных басен про то, что кинематограф это рынок. Ерунда полная! Конечно, это никакой не рынок, потому что во всём мире кинематограф сам по себе убыточен. Редкие отдельные проекты в силу сложного стечения обстоятельств становятся окупаемыми или прибыльными. Всё остальное работает как система. Потому что, во-первых, на территории Америки все голливудские фильмы не окупаются. Более того, они не окупаются даже за счёт мирового проката. Более того, кинопрокатные сети тоже не выходят в плюс. Сети зарабатывают на попкорне и пепси-коле. Отсюда заказ на соответствующее кино.

Кинопрокатным сетям не нужен зритель, плевать на зрителя. Им нужен тот, кто качественно и много может есть поп-корн и пить много кока-колы. А именно - молодые люди, которые ещё не сильно беспокоятся о диабете и прочих вещах и могут всё это потреблять в немереных количествах. Так построено производство голливудских блокбастеров – нечто, всё больше уходящее от кино и всё больше приходящее к мультфильму той или иной сложности. А производители окупаются за счёт продажи своих героев компьютерным играм, разных сувениров и так далее.

Но даже за счёт этого производитель отобьёт затраты. Существует серьёзная система дотаций. Например, они проводят съёмки в тех местах, где даётся налоговое освобождение. Ну, грубо говоря, я приехал в определённую землю Германии снимать кино. Мне, продюсеру, эта земля Германии за то, что я такой-то бюджет здесь трачу на съёмки, даёт налоговое освобождение на 30 миллионов долларов. Мне оно не нужно, я не отсюда. Но я могу продать с каким-то дисконтом это налоговое освобождение бизнесменам, работающим в этом регионе. Допустим, мне дали освобождение на 30, а я им продал за 25. И я получил в бюджет своего фильма 25 миллионов долларов. В США это работает часто и много. Не говоря о прямых дотациях. Например, каждый американский штат вкладывает в кинематограф, потому что он продвигает себя. Всё финансирование американского производства завязано на так называемых public money. Все продюсеры так работают. То есть сначала они находят public money, которые не надо возвращать, и уже в зависимости от того, сколько таких денег, они привлекают деньги, которые надо отрабатывать.

Поэтому всё это бред про то, что в кинематографе всё устроено рыночно и либерально. Нет, конечно же! Просто Америка до сих пор считает себя великой державой и может позволить себе такие эксперименты. А мы после того, как Советский Союз развалился, уже не можем себе такого позволить. Или якобы не можем. По крайней мере, нас убедили в том, что мы не можем. Когда нас уже в этом убедили, тогда мы поверили и проиграли.

3… о перспективах взаимоотношений России и Украины.

Мой первый проект на Украине был в 93-ем году. Да, я продолжаю говорить «на Украине», потому что так правильного говорить на русском языке. Вот на украинском языке пусть говорят, как хотят. Пушкин, например, писал «на Украине». Вот, кстати, тоже интересный момент. «Заповiт» Шевченко, на которого молятся на Украине, он написал так:

Як умру, то поховайте
Мене на могилі
Серед степу широкого
На Вкраїні милій,

То есть тоже «на» употребляется. Но да Бог с ним. Просто так правильно говорить по-русски и не надо усматривать в этом никакой политики.

Так вот, на Украине мой первый проект был в 93-ем году. Я родился здесь, прожил до 18-ти лет, но потом с 85-го года уехал. Потом был период, когда я целых три года здесь работал и жил, мы даже успели вместе с основателем «Сковороды» Дмитрием Киселёвым поработать. Потом были довольно частые периоды украинских проектов по полгода и больше. Поэтому я очень хорошо себе представляю, что такое Украина.

Мне кажется, что время подходит к какой-то границе, за которой резервы на принятие решений, заложенных нашей советской историей, которые мы так проедали и расходовали, оно заканчивается. И, в принципе, то, что называется сейчас мировым кризисом, будет продолжаться, развиваться, усугубляться и дальше. Нет простого решения в этой ситуации. Это, правда, не хотят признавать, но признают, конечно. С этим кризисом придётся столкнуться и России, и Украине. И мне кажется, что это будет ровно та граница, на которой у нас либо появится что-то новое и общее, мы выстоим вместе и что-то создадим, либо мы уйдём ещё на один виток гораздо более серьёзного разрушения и ужаса, чем был после распада советского союза. И это вопрос ближайших лет.

4… о необходимости госзаказа в кино.

Я бы хотел, чтобы у нашего государства был какой-то заказ на культурную политику. Но, к сожалению, его нет. Мы не в состоянии сформировать такой заказ и сформулировать. А он нужен. Но мы всё время говорим о невидимой руке рынка. Это шарлатанство и надувательство. Потому что у тех стран, которые собираются выживать и сохраняться как страны, заказ в кино есть.

В США его можно сформулировать примерно так: «Америка – самая свободная страна в мире, страна самых высоких социальных, культурных, экономических и прочих достижений». И попробуйте показать хоть в одном фильме что-нибудь, что не соответствует этим требованиям! Я посмотрю, как вы работу в Голливуде найдёте в следующий раз.

Китай – да, там есть кинематограф. Они вот показали недавно, что могут. Есть такой фильм «Герой». Вполне западный такой блокбастер, только про своих. Китайский заказ можно сформулировать так: «У нас свой мир, мы сами разберёмся как нам жить, а от вас возьмём то, что нам нужно и не более того».

У французов тоже есть заказ, но они всё хуже и хуже с ним справляются. Когда был де Голль, когда они создавали Пятую Республику, это было довольно сильно и мощно. Потом всё постепенно начало разваливаться и деградировать. Но в те времена заказ был простой: «Французы – это и есть воплощение европейской цивилизации. Не немцы, не британцы, а французы есть воплощение европейской цивилизации».

5….о последствиях распада СССР для кинематографа.

Я бы не недооценивал ситуацию с распадом СССР. Когда Путин сказал, что это была крупнейшая геополитическая катастрофа, он был прав.

Что, по сути, произошло? Фактически, система мировой конкуренции, которая была между Советским Союзом и Штатами, так называемая дуполярная система, она отменилась, исчезла. И у американцев уже 20 лет фактически нет конкуренции, поэтому они творят всё, что хотят. Ничего хорошего это им не несёт - ведь понятно, что такая система будет загнивать, как загнивала, к примеру, внутрисоветская система без конкуренции. Конкуренция очень важна, только её сохранять и поддерживать всегда очень трудно, потому что мир стремится к иерархии и монополии. Поэтому когда СССР рухнул и американцы сказали, что они победили, то побеждённым же горе!

И мы, как народ, до сих пор не понимаем, что с нами вообще сделали. И не поймём, потому что нам не дают. Какими способами? Да простыми. Например, мы не можем с нашим кинематографом ничего сделать. Вот фильм «Матч». Какой ни на есть, но, я считаю, российским гражданам надо его смотреть, это полезно. Я не могу его показать! Потому что неделю я вышел с 700-им копиями, а на следующую неделю прокатные сети взяли и половину сняли, потому что у них на очереди следующий американский блокбастер. И всё, и баста. Потому что на мой-то фильм толпы с поп-корном и пепси-колой не ходят.

Вот не далее как в прошлую пятницу, когда заканчивался Московский кинофестиваль, был круглый стол Союза кинематографистов. Там затронули тему квотирования в пользу отечественного кино. И тут же наши прокатные сети подняли такой вой! Они же не согласны! Обоснование – это не демократично и не рыночно. Они сказали, пусть государство ваше пойдёт и построит прокатные сети и вводит там квоты, а у нас не надо. Там же довольно сложная система лоббирования. Сети прокатывают большой голливудский продукт, а Россия - довольно заметная полянка, с которой собирается голливудский доход. Поэтому не хватало ещё, чтобы им этот поток ограничили. У них довольно широкие возможности лоббирования. Они же не дураки. Они создали эту поляночку под себя, а мы, что логично, сталкиваемся с прямым противодействием. Голливудсткие мэйджоры будут делать всё, чтобы никакого закона о национальной кинематографии в России не было и чтобы не было никакого квотирования. Надо подкупать депутатов – будут подкупать депутатов.   

6… о российском артхаусе.

На мой взгляд, сегодня это такой кинематограф, который создаётся для того, чтобы показывать Россию «там». И чем более неприглядно мы там будем выглядеть, тем лучше. Потому что вы не продадите на западе фильм о том, какая Россия замечательная и что в России хорошо. Зато вы продадите на западе фильм, который рассказывает что в России плохо.

Во многом наш арт-хаус заточен на то, чтобы быть проданным там. Но даже если фильм не продаётся туда, то он неплохо существует здесь. Наш артхаус, на мой взгляд, стал средой для псевдорефлексии. Именно «псевдо». Псевдокультурка такая, банальности о социальной структуре общества. И по поводу этой банальности выстраиваются целые турусы на колёсах. Что, зачем – не понятно.


7… о клубе «Сковорода».

Я считаю, что клуб «Сковорода» - очень правильный проект. Именно правильный, потому что он позволяет в почти камерной обстановке обсуждать сложные и даже скандальные темы. Пожалуй, их только так и можно обсуждать, чтобы сформировать позицию или мнение. Мы собираемся достаточно узким кругом людей, которые заведомо готовы терпеть другую точку зрения и давать ей право на существование. Я считаю, что это единственно правильный способ выработки чего-то некондового, незашоренного, хоть сколько-нибудь осмысленного и соответствующего реальности. Особенно в сфере российско-украинских отношений, где на каждом пункте этих отношений легко не только ногу сломать, но и голову. Поэтому то, что создана такая площадка, на которой можно обсуждать вопросы любой сложности и любой взрывоопасности, не опасаясь при этом, что всё перерастёт в какой-то мировой пожар, это здорово!

________________________
* крупнешийшие голливудские компание, такие как Warner Bros., Disney, Fox, Sony, Paramount и Universal.