Пресса

Майдан, Тахрир, Болотная?

 
Александр Данилов/Статья вышла в выпуске №50 (586) 16 - 22 декабря 2011 г./
«Реки Сибири кишат бегемотами. Жители Сибири добывают и продают их, если просыпаются после зимней спячки», — эту парадоксальную фразу можно прочесть в книге «О русском пьянстве, лени и жестокости». Ее написал мой собеседник — Владимир МЕДИНСКИЙ. Но он не только автор нескольких книг. Владимир Ростиславович — член генерального совета партии «Единая Россия», депутат Государственной думы IV и V созывов и профессор университета МИД РФ «Московский государственный институт международных отношений».

Наша беседа началась с событий минувшей недели, когда российский сегмент социальных сетей интернета заполнился радостными криками: «Ура! У нас революция!». «Она уже закончилась или еще не начиналась?» — поинтересовался я у г-на Мединского.

— Я надеюсь, что последняя революция в России произошла в 1917-м и завершилась в 1922 г.

— Вы говорите о революции настоящей, а я имею в виду «цветную», которая революцией является только по названию.

— Да, в Москве готовилась «снежная революция», и в некоторых зарубежных СМИ уже стало употребляться словосочетание snow revolution. Но снега-то нет. Все было продумано: и символ для революции придумали — белую ленточку, и сайт belayalenta.com зарегистрировали еще несколько месяцев назад, а вот природа подвела.

— Выходит, вся проблема в отсутствии снега?

— Конечно, нет. Никакой революции, думаю, не будет. Но недовольство части российского среднего класса есть, и с этим нужно работать.

— К слову о недовольстве. Включишь, например, «Евроньюс» — там стон стоит: Россия устала от Путина...

— Безусловно, россияне хотят перемен. Точно так же хотят их украинцы, белорусы, французы и американцы. Искреннее желание любого нормального человека — все время добиваться перемен к лучшему. Если же говорить об отношении к Путину, то усталость есть от любой власти, даже от хорошей. Владимиру Владимировичу сейчас тяжело: ему нужно доказывать свою эффективность, избираясь на третий срок, и объяснять россиянам, почему они должны проголосовать именно за него. Это гораздо тяжелей, чем в первый и даже во второй раз.

Но сейчас других кандидатов, у которых рейтинг был бы таким же стабильно высоким, как у Путина, нет. Посмотрим, что будет в марте 2012 г. Однако я не вижу, откуда могут появиться другие кандидаты, имеющие такую же популярность.

Между прочим, это проблема т. н. несистемной оппозиции. Она сама признается в отсутствии лидеров. У них, скажем так, есть тусовка, но нет вождя.

Владимир Мединский, фото Антона Герасимова

Их тысячи! Но все же сколько?

— Алексей Навальный чем вам не лидер?

— Он лишь один из тусовщиков, не более. Фамилия «Навальный» известна в основном подписчикам газеты «Ведомости» и немного — читателям «Коммерсанта». Больше в стране его не знает никто. Так что не стоит преувеличивать его значение. Навальный не Ельцин, не Ленин и не Троцкий — это интернет-явление: блоггер, расследователь. Он начинал как приличный адвокат, изучал работу менеджмента госкорпораций — ВТБ, «Роснефти» и др., акцентируя внимание на их неэффективности. Но как-то постепенно от защиты интересов миноритарных акционеров он стал переключаться на политику. Конечно, это гораздо интересней и перспективней. Я помню, как несколько лет назад Навальный скупал символические акции госкорпораций, судился с ними, требовал раскрыть отчетность и условия некоторых сделок. Это было полезное дело и для акционеров, и для компаний — не давало им совсем «забронзоветь». На этой деятельности Навальный сделал себе имя. Зачем ему понадобилось заниматься политикой — для меня загадка.

— Несколько лет подряд каждый месяц, где было 31-е число, российская оппозиция собиралась на митинг, выкрикивала какие-то страшные (как ей самой казалось) лозунги, а потом все это обсуждала в блогах...

— Я вас немного поправлю: еще оппозиционеры провоцировали свое задержание милицией — это, собственно говоря, была главная цель этих акций.

— Но кроме самих участников митингов и сотрудников правоохранительных органов, на это по большому счету внимания никто не обращал.

— Вы забыли еще западные СМИ, с любовью освещавшие все эти мероприятия.

— Конечно. Но сразу после думских выборов в Москве прошли митинги оппозиции, вызвавшие у многих тревогу. Почему?

— Что произошло на самом деле 5 декабря во время митинга на Чистых прудах? Сам я там не был, поэтому рассказываю со слов очевидцев. Митинг был мирным, участвовали в нем где-то 5000—7000 человек. Они требовали честных выборов, пересчета голосов и отставки Владимира Чурова, но никакой агрессии не проявляли. И тут появился Навальный в сопровождении 300 молодых людей. Кто-то их именует скинхэдами, кто-то — националистами или боевиками. Я бы их назвал хулиганами.

Навальный «зажег» толпу и призвал их прорываться к Центризбиркому. С какой целью, непонятно — стекла, что ли, бить. Они продавили полицейский кордон и пошли в сторону ЦИК, но их встретил новый кордон, через который они про-рваться не смогли. Закончилось все драками и арестами около 600 человек.

Конечно, эти события не могли не встревожить власть, и она стала готовиться к субботнему митингу как к акции, которая могла вылиться в массовые беспорядки. Но митинг 10 декабря, прошедший на Болотной площади, был предельно цивилизованным и корректным. Во время его проведения полиция вообще никого не задержала. Так бывает крайне редко — посмотрите на любой митинг в США, а о Греции я вообще молчу.

— Я внимательно следил в тот день за репортажами из Москвы, и у меня сложилось впечатление, что митинг на Болотной во многом был развлекательным мероприятием, напоминающим бесплатный концерт в праздничный день.

— На площади побывала масса моих знакомых. Одни пошли, потому что считают выборы, проведенные в Москве, некорректными. Вторые — потому что это «прикольно». Третьи — потому что их позвали вторые и вообще любопытно, что там происходит.

— Накануне и во время субботней манифестации активно обсуждалось количество участников: по данным МВД, их было около 25 000, сами организаторы называли цифры от 60 000 до 150 000. Сколько же их все-таки было?

— 150 тысяч там не было. Мой дом через дорогу от площади, поэтому за всем происходящим я мог наблюдать прямо из окна. Реально собрались тысяч 35, ну, может, 40 — больше на Болотной просто не поместится. Установить точную численность митингующих невозможно: около сцены, на которой выступали ораторы, разместились порядка 10 000 человек. Все остальные не то что не слышали, они даже не видели, что там происходило. Поэтому когда говорят, что на митинге была принята резолюция, поддержанная ее участниками, нужно понимать, что большинство пришедших на мероприятие о ней даже представления не имеют — слышать, что происходило на сцене, можно было только с расстояния 50 метров. Т. е. митинг по сути был таким хэппенингом социальной направленности, а резолюцию организаторы придумывали и принимали сами.

Но то, что митинг прошел, — на мой взгляд, очень здорово. Во-первых, он дает власти возможность взбодриться — это плюс. Во-вторых, митинг показал, что реально существует гражданское общество и есть несколько десятков тысяч людей, которым не безразлично происходящее в стране. В-третьих, мы увидели, что москвичи — люди цивилизованные и никакой площади Тахрир у нас нет и не будет.

Где искать настоящих волшебников

— Думские выборы прошли, через несколько месяцев — президентские. Возможно ли повторение «революционных» сценариев после выборов главы государства?

— Попытки воплотить их в жизнь будут. Мы ждем весь набор технологий, применявшихся в других странах.

— Еще летом появилась информация, что американцы выделили под «цветные» акции в России немалые суммы. Но пришел декабрь и начавшиеся события всех застали врасплох. Не так ли?

— На мой взгляд, государство к этим акциям организационно было готово, а морально — нет. Предупреждали ведь об этом не раз, но почему-то многие подумали, что как-нибудь само собой это рассосется. Как шутят москвичи — зима пришла неожиданно, и коммунальные службы оказались к ней не готовы. Примерно так же готовились и к событиям, происходившим на прошлой неделе.

— На следующий день после голосования президент назвал председателя ЦИК Владимира Чурова волшебником, и это только добавило в его адрес насмешек и обвинений в махинациях. Знаю, вы в день выборов находились в Курганской области. Как выглядели «волшебства Чурова» в реальности?

— Нужно понимать, фальсификации могут происходить только на начальном этапе, а в самой ЦИК никаких «чудес» быть не может. Подтасовать результаты можно на участке и потом в теризбиркоме, но это уже сложнее.

Считаю, наш избирательный процесс несовершенен и позволяет или устраивать фальсификации, или выдумывать их, а потом долго и мучительно разбираться, имели они место или нет. Ну что нам, например, мешает после того, как представители всех партий подписали протоколы, взять да и вывесить их заверенные копии на дверях участка. Это можно сделать где-то в 23.00. Потом бери, фотографируй, выкладывай в интернет, сверяй с данными ЦИКа. А что препятствует теризбиркому после получения данных с участков вывесить сводные таблицы с указанием числа проголосовавших за ту или иную партию? К двум часам ночи, а то и раньше это уже можно сделать, и любой желающий сможет узнать результаты. Если это сделать, то вопрос фальсификаций будет сразу закрыт.

Сейчас на Youtube множество роликов, авторы которых заявляют, что это свидетельства махинаций на выборах. Некоторые из них заслуживают самого тщательного расследования. Но если нам показывают автобус и заявляют, мол, на нем перевозят участников «каруселей», но при этом снимают так, что невозможно увидеть его номер или избирательный участок, на который он якобы привез голосовавших, то как это можно комментировать? Создается ощущение, что это фальсификация фальсификаций.

— «Единая Россия» выборы выиграла или проиграла? Спрашиваю несп-роста, потому что многие украинские массмедиа преподнесли результаты голосования чуть ли не как крах ЕР.

— Наша партия выборы выиграла. Она набрала в два с половиной раза больше голосов, чем ее ближайший преследователь — КПРФ. Так что говорить о поражении «Единой России» просто смешно. Не набрали 51%? Но восемь лет назад наш результат был еще скромнее — 37%. И все этому были очень рады. Даже если бы мы сейчас получили 39%, ничего бы страшного не произошло. Партия точно так же контролировала бы парламент, договаривалась бы с другими разумными партиями и продолжала бы законотворческий процесс. Так что разница в итогах прошлых и нынешних выборов не принципиальна.

— Увеличение числа тех, кто голосовал за коммунистов, стало для вас сюрпризом?

— Нет, они собрали протестный электорат. Меня скорее удивляют ничтожные результаты партий «Правое дело» и «Патриоты России» (соответственно либеральной и патриотической). Из-за их проигрыша у нас весь политический спектр остается незакрытым. Будь иначе, участвуй «Правое дело» в выборах и работе парламента, 80% пришедших на митинг на Болотной остались бы дома — у них была бы своя ниша в политической жизни. Но, к сожалению, бывший лидер этой партии Михаил Прохоров своей амбициозностью и неумением заниматься политической борьбой загубил эту идею.

— Он, кстати, уже заявил, что будет участвовать в мартовских выборах. Что вы об этом думаете?

— Прохорову придется очень постараться, чтобы собрать два миллиона подписей и официально стать кандидатом в президенты. Но с его деньгами это возможно.

— Сколько процентов, на ваш взгляд, он получит во время выборов главы государства?

— Прохоров сможет набрать до 5%.

— Сергей Миронов тоже примет участие в президентской гонке. Каковы его шансы?

— Его результат будет ниже, чем у «Справедливой России» на думских выборах. У этой партии обратная ситуация с «Единой Россией» и Путиным. Рейтинг премьер-министра выше рейтинга партии. А у Миронова — ниже, чем у «Справедливой России». Но опять-таки, мы должны понимать, что голосовали за «справедливороссов» во многом из протеста и желания видеть перемены в жизни страны.

— Полагаю, вы не сомневаетесь, что президентом РФ в 2012 г. станет Владимир Путин.

— Да, думаю, он победит еще в первом туре.

— Каких перемен стоит ждать после президентских выборов?

— Этот вопрос нужно задавать самому Владимиру Владимировичу. Я же могу сказать, какие изменения необходимы: либерализация политической жизни, период выстраивания вертикали власти уже подошел к концу, и необходимо больше дискуссий людей и идей. Считаю, что нужно вернуться к смешанной системе выборов: 50% выбираются от партий, другая половина — по мажоритарным округам.

Идеальная, на мой взгляд, модель — это выборы всех депутатов по мажоритарным округам. Но чтобы поставить заслон разным жуликам, нужно сделать так, чтобы самовыдвиженцы платили большой выборный взнос без права возвращения. Избиратель будет понимать, что кандидата поддерживает влиятельная партия или же у него много денег. Это также даст государству возможность окупить выборы.

Также я предложил бы половину думских комитетов отдать оппозиции, в предыдущем парламенте практически все возглавлялись «единороссами».

Кроме того, мне кажется разумной идея сформировать правительство народного доверия, где рядом министерств будут руководить представители системной оппозиции — пусть они не только критикуют, но и делают что-то в практической плоскости. Тот же Григорий Явлинский пусть работает. Если у оппозиционеров есть какие-то идеи, пускай их реализуют. Для страны это было бы полезно.

— Понимание необходимости перемен, я вижу, есть. Но понимает ли российская власть, что нужно народу? Многие уверены — не хватает свободы.

— Справедливости и порядка — вот чего хочет наш народ. Свобода у него и так есть.

— Несколько слов об Украине. После прошлогодних президентских выборов, Харьковских соглашений и совместного празднования 65-летия Великой Победы у многих была эйфория по поводу украино-российских отношений. Сейчас же опять разговоры о «газовой войне» и т. п. Нет ли в России сильного разочарования или обиды из-за этого?

— Я небольшой специалист в данной проблематике. Могу высказываться только на уровне человеческих отношений. У меня есть помощник по хозяйству, он из Донецка. В 2010-м он специально поехал домой, чтобы проголосовать за Виктора Януковича. Вернувшись, сказал: «Теперь-то мы объединимся». Что он конкретно имел в виду, какие формы интеграции представлял себе, понимал ли, что такое ЕвразЭС или ЕЭП? Но он не хочет получать разрешение на работу в Москве, а вынужден это делать. Раз в три месяца ему приходится покупать билет, доезжать до границы, а потом возвращаться, получив штамп в документах, — и только так он может подтвердить законность своего пребывания на территории РФ. Но это нелепо! Чем быстрее мы отойдем от этого политиканства и будем заниматься проблемами простых людей, тем лучше.

Вообще кто выиграл от распада СССР, кроме элит, завладевших собственностью? Мне как украинцу больно смотреть на мой родной город Смелу, который находится в Черкасской области. Ответственно вам говорю, что в 1987-м город жил богаче и выглядел гораздо более процветающим, чем сейчас. Теперь же без слез по Смеле ходить не могу. Вижу разрушенный парк, памятник Ленину с оторванной головой, половина магазинов закрыты, а окна заколочены, как после бомбежки. Раньше у нас был один ключ от квартиры, который мы под коврик клали. Сейчас у всех жильцов толстые железные двери. Но по подъезду ветер гуляет. Слава Богу, в Киеве или Одессе жизнь более-менее нормальная, а остальная страна?

О героях былых времен

— Вы будете работать в Государственной думе VI созыва?

— Нет, я недобрал где-то порядка 8000 голосов, хотя в Курганской области наша партия одержала победу.

— Чем займетесь?

— Сложно сказать. Продолжу преподавать, работать в нескольких президентских комиссиях, буду книги писать. В общем, сосредоточусь на творчестве, а там посмотрим.

— Ваши «Мифы о России» почему появились? Ведь борцов с мифами, равно как и их создателей, в стране хватает. Чтобы убедиться в этом, достаточно зайти в любой московский книжный магазин. Зачем еще одна книга-разоблачение?

— «Мифы» — это скорее книга о национальных стереотипах. Лет десять назад тогдашний гендиректор телеканала «ТВ Центр» Олег Попцов предложил мне написать сценарий для документального фильма, посвященного тому, какие у наших людей существуют представления об отечественной истории. Я провел опрос среди сотрудников «ТВ Центра» (а это 2000 человек) на тему «Россия — это что?» или «Русский человек — это кто?». Ответить нужно было цитатой из литературного произведения. На первом месте оказалась фраза о дураках и дорогах. Потом много было о пьянстве, лени, о том, что наша история — самая кровавая и т. д. Где-то во втором десятке ответов начали вспоминать о нашем гостеприимстве и том, что мы победили в Великой Отечественной войне. Вот так родился 12-серийный телепроект «Мифы о России».

Большинство из написанного в сценарии в фильме использовано не было и стало книгой с таким же названием, вышедшей в трех томах. На ее страницах я пытаюсь разобраться, откуда взялись эти мифы и насколько они соответствуют действительности.

— Вы также состоите в комиссии при президенте Российской Федерации по противодействию фальсификации истории. Ее часто сравнивают с оруэлловским министерством правды.

— Комиссия собирается несколько раз в год. Ни бюджета, ни аппарата у нее нет. Посидели, обсудили какую-то проблему, и каждый действует на своем направлении. Я был бы только рад, если бы комиссия выполняла роль министерства правды, точнее роль министерства исторической политики. У нас ее не хватает. Историю свою мы знаем плохо. За последние 20 лет мы вытащили всю грязь и вывалили ее на головы наших людей. В результате многие теперь уверены, что подвиг героев-панфиловцев — это сталинская пропаганда, что Матросов поскользнулся и случайно упал на амбразуру, что Гастелло промахнулся и чуть ли не врезался в нашу танковую колонну, а Зоя Космодемьянская — гулящая девка.

В рамках работы президентской комиссии я побывал с лекциями в странах СНГ и Прибалтике. На этих мероприятиях я рассказывал молодым людям, как все было на самом деле. Моя новая книга «Война. Мифы СССР. 1939—1945» — во многом результат этих поездок. Замечу, молодежь слушала меня и смотрела с широко раскрытыми от удивления глазами.

Кроме лекций, я был участником цикла передач «Мифы о войне», который выходил на радио «Голос России». Эта компания осуществляет вещание на зарубежные страны. «Мифы» шли в июле и августе нынешнего года, но они по-прежнему среди лидеров по просмотрам и количеству скачиваний на сайте радиостанции. Значит, эта тема людей по-настоящему волнует, а те мифы, которые существуют о Великой Отечественной войне, — это страшно и стыдно

Автор: Александр Данилов
Фото: Антона Герасимова

Газета "2000"